Обращение Будиной

Семья сторонников естественного родительства, очень обеспеченная. По своим убеждениям спят дома на матрасах. Нормальных, дорогих матрасах, ну не любят люди кровати! Когда появился ребенок, его тоже положили на матрас. Пришедший врач это увидела, забеспокоилась, что ребенок, лежа на полу, может простудиться от сквозняка (!), сигнализировала органам опеки и 2-х недельного ребеночка отобрали. Так как семья была обеспеченная, то через 2 месяца сражений они вернули ребенка. Но что с ним стало за 2 месяца!

Да далеко ходить не нужно. Года четыре назад я проводила свой первый аукцион в пользу семьи Мулык, жителей Московской области, пятерых детей из которой собирались распихать по детдомам, потому что они жили в старом доме, который вот-вот рухнет. А там мама от рака умирала и все деньги тратились на ее лечение, а не на ремонт. И если бы мы не собрали им денег на новый дом, семью бы расформировали!

Почему до сих пор не внесены изменения в эту 77 статью, покалечившую судьбы многих и многих детей и их родителей? Не внесены изменения в алгоритм лишения или ограничения в родительских правах? Ведь это и есть ТОЧКА ВХОДА детей из нормальных семей в социальное сиротство! Не изменив ее параметры, не уменьшить количество поломанных судеб никогда. И когда сегодня премьер-министр говорил о том, что не может быть, чтобы просто так отобрали ребенка – как это не может быть? Это есть! Я понимаю, что возникает парадокс: мы много говорим об искоренении социального сиротства, а с другой стороны получается, что нынешняя законодательная система заточена на прирост сирот, а не на помощь нуждающейся семье и беззащитному ребенку, попавшему в беду. Почему?

Далее по теме. Проблемы, из-за которых семьи оказываются в кризисе — все разные. Так почему же поддержка семьям оказывается по категориям и группам лиц, а не по индивидуальному плану, одной службой, по принципу одного окна?

И наконец. На содержание детей в казенных домах государство тратит огромные суммы. И чем больше детей в детском доме, тем больше денег направляется и тем больше можно украсть. Если бы у нас работали в необходимом количестве грамотные профессиональные службы, поддерживающие семью, и только при невозможности ее сохранить эти же службы сопровождали бы семейное устройство так, чтобы не было возврата детей обратно в детские дома, то не было бы этого ужасного спрута сиротских учреждений, пожирающих бюджетные деньги. Почему государство фактически спонсирует социальное сиротство, вместо того, чтобы грамотно, человеколюбиво направлять финансовые потоки, интеллектуальные, душевные устремления на обеспечение ребенку счастливого детства В СЕМЬЕ?

В семье, потому что понятие счастливого детства, вероятнее всего, у наших чиновников ассоциируется исключительно с детским домом. Иначе я объяснить эту политику не могу. И так же я категорически против заявления Павла Астахова, с которым, к моему глубочайшему удивлению и потрясению, согласился премьер-министр. Это заявление о том, что детей нельзя отдавать на усыновление иностранным гражданам. У меня такое ощущение, что господин Астахов специально со всего мира изыскивает случаи жестокого обращения с нашими детьми иностранными приемными родителями и специально эту тему муссирует. Вопиющие случаи жестокого обращения с детьми есть в любой стране, в каждом стаде есть паршивая овца, но почему не говорить о хороших случаях усыновления иностранцами наших детей? Я непонимаю, кому и зачем это нужно? Ведь у нас в России тоже есть примеры жестокого обращения с приемными детьми в наших семьях. К сожалению, детей с тяжелыми заболеваниями практически невозможно устроить в российскую семью. Зачастую иностранное усыновление для них — единственный шанс выжить. У иностранных усыновителей возможности другие. У них социалка другая. И если действительно будет издан закон, при котором иностранцам нельзя будет усыновлять наших детей, то это означает, что тем нашим детям, которым и так не повезло в жизни, вообще ничего не светит. При иностранном усыновлении – хоть какой-то зеленый свет в окошке. Ведь дети, они же маленькие, беззащитные. Не жалко их?

Я удовлетворена тем, что мне удалось эти темы озвучить. Это было по понятным причинам очень кратко, но надеюсь, что была услышана премьер-министром, и что та обширная записка с нашими соображениями и предложениями по семейному устройству, по изменению 77 статьи Семейного кодекс РФ, — то, о чем я кратко рассказала на прямой линии, — будет премьер-министром прочитана и будут предприняты меры. По крайней мере, мне это было обещано.